תוכן מרכזי בעמודדלג על תוכן מרכזי בעמוד

Правовые основы еврейского поселенческого движения в Иудее и Самарии

26/05/2020

До декларации госсекретаря Майка Помпео о законности поселений в Иудее и Самарии Госдепартамент США рассматривал этот вопрос в 1978 году, когда юридический советник Госдепартамента Герберт Ханселл составил меморандум, признававший израильские поселения на Западном берегу (пользуясь его языком) незаконными.

 

Выводы Ханселла с самого начала вызвали споры и были опровергнуты бывшим заместителем госсекретаря Юджином Ростовым (который также занимал пост декана Йельского юридического факультета) и многими другими. И хотя начиная с администрации Картера позиция Ханселла не была принята в качестве официальной политики Соединенных Штатов, все же, поскольку меморандум не был пересмотрен или официально отменен, он формировал политику и взгляды Государственного департамента в течение следующих четырех десятилетий. Эта реальность породила ошибочные правовые предпосылки, на которых часто основывалась внешняя политика США на Ближнем Востоке.

 

Меморандум Ханселла содержал прецедентные юридические заключения, основанные на поспешном анализе, и был очень сомнительным документом уже на момент публикации. Более того, меняющиеся реалии и изменения, которые произошли в политике Соединенных Штатов с момента его написания, сделали выводы меморандума полностью устаревшими, а потому давным-давно следовало прекратить пользоваться им в качестве основы американской внешней политики.

 

Декларация Помпео исправляет аномалию, созданную меморандумом Ханселла; вытекающая из декларации доктрина, построенная на четких и недвусмысленных правовых доводах, закладывает новую, конструктивную основу для политики США в отношении присутствия Израиля в Иудее и Самарии.

 

Исторический контекст

 

Еврейское расселение на территориях Иудеи и Самарии обычно представляется только как современное явление. Фактически, еврейское присутствие в этой области существовало тысячи лет. Оно признавалось легитимным в решении о мандате на управление Палестиной, принятом Лигой Наций в 1922 году и постановляющем о практической необходимости создания еврейского государства на древней родине еврейского народа. Этот исторический документ, чей срок действия согласно международному законодательству никогда не истекал, также разработал и установил юридические основы права еврейского народа на Землю Израиля и права евреев селиться на любой территории к западу от Иордана.

 

В то время как «поселение» не является широко употребительным понятием в международных законах в отношении оккупации, оно используется в Мандате на управление Палестиной. Признавая «историческую связь еврейского народа с Палестиной» и «право на воссоздание национального дома в стране Израиля», статья 6 Мандата прямо говорит, что:

«Администрация в Палестине, гарантируя, что права и позиции других слоев населения не пострадают, будет содействовать созданию надлежащих условий для увеличения еврейской иммиграции и в сотрудничестве с Еврейским агентством, как упомянуто в разделе 4, будет способствовать плотному заселению земли евреями, в том числе государственных земель и районов, не использующихся для общественных нужд».

Поставив такое условие, Лига Наций обязала местную власть соблюдать право евреев жить на всей территории подмандатной Палестины.

 

Организация Объединенных Наций, которая заменила Лигу Наций в 1946 году, не внесла никаких изменений в Мандат, а потому, согласно международному праву, она по-прежнему обязана исполнять его. Более того, в рамках целой школы экспертов по международному праву распространено мнение, что статья 80 главы 12 Устава Организации Объединенных Наций обязывает ООН исполнить положения Мандата на Землю Израиля. Юджин Ростов утверждает, что согласно этой статье «право евреев селиться на этой земле тождественно во всех отношениях праву местного населения проживать там же», а также что «евреи, поселяющиеся в Тель-Авиве, пользуются тем же законным правом, которое позволяет им селиться на территориях, занятых в ходе Шестидневной войны».

 

Некоторые еврейские поселения, такие как Хеврон, существовали на протяжении всего периода правления Османской империи, в то время как другие, такие как Неве-Яаков к северу от Иерусалима, поселения района Гуш-Эцион в южной части Иудеи и поселения к северу от Мертвого моря, были созданы во время британского мандата до образования Государства Израиль и в соответствии с мандатом Лиги Наций.

 

Многие современные израильские поселения были отстроены на руинах домов, где проживали еврейские общины в предыдущих поколениях — как выражение глубокой исторической связи еврейского народа с этой землей, колыбелью еврейской культуры и очагом, где происходили основные события Библии. Многие из этих поселений находятся в местах, откуда еврейские общины были изгнаны армиями или бандами арабских ополченцев либо же безжалостно убиты, как это случилось с еврейской общиной Хеврона в 1929 году.

 

В течение 19 лет правления в Иудее и Самарии (19671948) правительство Иордании запрещало продажу земли на этих территориях евреям, определяя ее как преступление, наказуемое смертной казнью. Юридически правление Иордании в Иудее и Самарии, которое началось с незаконного военного вторжения в Израиль в 1948 году и никогда не было признано законным на международном уровне, не могло отменить права евреев на создание своего дома в этих районах, а также лишить их законного права собственности на землю, уже приобретенную. Таким образом, еврейские собственность и право на территории остались в силе до наших дней.

 

Стивен Швебель, заместитель юридического советника Госдепартамента, ставший впоследствии судьей и председателем Международного Суда ООН, утверждал, что Израиль имеет право суверенитета над территорией, потому что он завоевал ее законным образом в ходе оборонительной войны, в то время как Иордания захватила ее незаконным образом посредством неправомерной агрессии. Юджин Ростов пошел еще дальше, утверждая, что Британский мандат в Палестине изначально предназначался «для содействия национальному освобождению еврейского народа ввиду его исторической связи с Землей Израиля».

 

Иными словами, попытка изобразить еврейское поселение в Иудее и Самарии как новую форму «колониального» заселения земли иностранным сувереном не только неискренна, но и обусловлена политическими мотивами. Никогда в истории на территории Иерусалима, Иудеи и Самарии не было палестинского или арабского суверенитета.

 

Uti possidetis juris

 

Подмандатная Палестина прекратила свое существование как политическое образование 14 мая 1948 года — накануне декларации о создании Государства Израиль. Согласно принятой во всем мире правовой доктрине «uti possidetis juris», границы нового государства полностью тождественны границам последнего геополитического образования, существовавшего на той же территории до него. Этот принцип использовался для установления границ во многих странах по всему миру, включая Африку и бывший Советский Союз.

Это означает, что при создании Государства Израиль его суверенная территория должна была равняться территории Палестины под британским мандатом, включая Иудею и Самарию, которые со временем стали обозначаться как «Западный берег». По мнению профессоров международного права Абрахама Белла и Юджина Конторовича, «принцип uti possidetis juris получил широкое признание в качестве руководящего положения в международном общем праве и сыграл основную роль в определении границ постколониальных государств. Согласно этому принципу, границы государства Израиль должны быть такими же, как границы подмандатной Палестины, предшествовавшей ему... Государству Израиль принадлежит территориальный суверенитет во всех спорных районах — как в Иерусалиме, так и на Западном берегу».

 

В 1948 году Иордания вторглась в Иудею и Самарию и незаконным образом установила над ними контроль. Попытка Хашимитского королевства аннексировать эти территории была почти повсеместно признана мировой общественностью как противоречащая закону. Соглашение 1949 года о перемирии между Израилем и Иорданией установило линию прекращения огня, но не учредило и не изменило границ Израиля.

 

Когда во время Шестидневной войны 1967 года Израиль положил конец незаконной иорданской оккупации Иудеи и Самарии, он фактически вернул себе собственную территорию, временно пребывавшую под иностранной оккупацией.

 

Международное гуманитарное право в Иудее и Самарии

 

Четвертая Женевская конвенция запрещает депортацию или перемещение гражданского населения из одной страны на территорию другой, которую та оккупировала с применением военной силы. Этот принцип, выраженный в Статье (49) 6, был установлен сразу после Второй мировой войны в ответ на конкретные события, имевшие место в ее ходе. В статье 49 (6) говорится только о случаях военной оккупации и, следовательно, она не распространяется на случаи, когда страна восстанавливает контроль над принадлежащей ей территорией. Также это определенно не относится к случаям, когда между двумя враждующими сторонами существует мирное соглашение. В самом же меморандуме Ханселла говорится, что, если Израиль подпишет мирное соглашение с Иорданией, что и состоялось в 1994 году, Статья 49 (6) больше не будет иметь действия.

 

Как подтверждает Международный Комитет Красного Креста, вышеуказанный раздел конвенции направлен на защиту оккупированного населения от значительных демографических изменений и от опасности «его существованию в качестве отдельной расы». Эта формулировка относится к политике этнических чисток и переселения, которую нацистский режим вел в некоторых областях Восточной Европы во время Второй мировой войны. Совершенно очевидно, что еврейские поселения в Иудее и Самарии никоим образом не ставили под угрозу существование палестинцев «как отдельной расы», о чем свидетельствует стремительный прирост палестинского населения в Иудее и Самарии с 1967 года.

 

В любом случае, Статья 49 (6), которая касается перемещения населения на оккупированную территорию, никогда не интерпретировалась ни в каком другом контексте (кроме как в случае с Израилем) как запрет на добровольную миграцию людей на оккупированную территорию. Тем более, она не возбраняет миграцию людей на территорию, с которой они имеют личную или историческую связь. Она также не запрещает перемещение лиц на территорию, на которую не распространяется законный суверенитет какого-либо государства и не являющуюся чьей-либо частной собственностью.

В этой связи следует отметить, что подавляющее большинство еврейских поселений в Иудее и Самарии было построено только после проверки правового статуса земель под надзором Верховного суда Израиля — дабы еврейские поселения гарантированно не были незаконно возведены на частной земле.

 

Соглашения между Израилем и палестинцами

 

Двусторонние соглашения, достигнутые между Израилем и палестинцами, обязывающая сила которых на сегодняшний день является сомнительной — как в свете серьезных нарушений со стороны палестинцев, так и в отношении давно истекших сроков, установленных при подписании, — не запрещают создания новых поселений или расширения существующих.

Напротив, в соглашениях прямо говорится, что вопрос поселений будет обсуждаться в ходе переговоров об окончательном урегулировании. Данное установление вытекает из понимания обеими сторонами того, что этот вопрос будет решаться наряду с другими ключевыми вопросами, такими как границы и безопасность, в рамках переговоров об окончательном урегулировании. По факту, во временном соглашении, подписанном в 1995 году («Осло Б»), стороны в явно выраженной форме согласились с тем, что у Палестинской администрации нет юрисдикции либо контроля над поселениями или над израильтянами и что поселения подчиняются исключительной израильским органам власти до подписания постоянного соглашения.

 

Некоторые утверждают, что запрет во временном соглашении (Статья 31 [7]) об односторонних мерах, которые изменяют «статус» Западного берега и сектора Газа, подразумевает запрещение строительства поселений. Такая позиция безосновательна. Этот раздел был написан с целью помешать сторонам предпринимать шаги, направленные на изменение законного статуса территории, например, путем аннексии или объявления государства в одностороннем порядке до завершения переговоров об окончательном урегулировании. Поскольку этот раздел должен в равной степени применяться к обеим сторонам, если мы примем приведенный выше аргумент, это значило бы, что ни одной из сторон не должно быть разрешено строить дома в рамках естественного прироста населения до завершения переговоров об окончательном урегулировании. Очевидно, что это совсем не то, что имелось в виду.

 

В этой связи, решение Израиля о ликвидации всех поселений в секторе Газа и четырех поселений в северной Самарии в соответствии с Планом размежевания (2005) было односторонним шагом Израиля, а не выполнением юридических обязательств.

 

Итог

 

  • Попытка представить еврейское поселенческое движение в Иудее и Самарии, уходящее корнями в глубь веков, как незаконное и «колониальное» по своей сути игнорирует сложный характер этого вопроса, историю этой земли и уникальные правовые обстоятельства этого исторического прецедента.

 

  • Евреи жили на территории Иудеи и Самарии с незапамятных времен. И это одно из свидетельств глубокой связи еврейского народа с данной землей, колыбелью еврейской цивилизации, что засвидетельствовала Лига Наций в Мандате на Палестину/Землю Израиля, откуда евреи или их предки были изгнаны.

 

  • Четвертая Женевская конвенция ни в коей мере не применима к Иудее и Самарии в связи с тем, что с момента своего создания Государство Израиль имеет суверенное право на эти территории. В любом случае, подписание в 1994 году мирного договора между Израилем и Иорданией положило конец любой возможности применять эту конвенцию по отношению к Израилю, о чем четко и ясно говорится в меморандуме Ханселла.

 

  • Четвертая Женевская конвенция, запрещающая принудительное переселение гражданских лиц на территорию оккупированного государства, не относится к особому случаю Израиля, когда евреи добровольно поселяются на территории Иудеи и Самарии, которые, уже согласно мандату Лиги Наций являлись частью будущего еврейского государства, и на землях, не принадлежавших ранее законному владельцу.

 

  • Соглашения, подписанные между Израилем и палестинцами, прямо подтверждают, что поселения находятся исключительно под израильской юрисдикцией до подписания постоянного соглашения и не запрещают деятельность по созданию поселений.

 


יצירת קשר
עבור לתוכן העמוד